В Мосгордуме намерены регламентировать захоронение нерожденных детей

Печально известные врачи калининградского роддома №4. Элина Сушкевич и Елена Белая, которых вот уже три года обвиняют в убийстве недоношенного младенца, отправлены в СИЗО. Московский областной суд арестовал их на три месяца из-за того, как стало известно «МК», что свидетелям обвинения начали приходить СМСки с угрозами. Заседание Мособлсуда прошло в закрытом режиме, что совершенно не объяснимо, если учесть огромный общественный резонанс, в Википедии есть даже отдельная статья, посвящённая делу Сушкевич-Белой.

В Мосгордуме намерены регламентировать захоронение нерожденных детей

До этого медики находились под домашним арестом. В декабре прошлого года присяжные оправдали обеих. Однако мать, потерявшая ребёнка, обжаловала приговор, и вот новый поворот — в августе 2021 года Верховный суд постановил изменить подсудность и направил дело в Московский областной суд. Не исключено, что это станет прецедентом, и в самое ближайшее время российское законодательство ждёт ужесточение наказания за врачебные ошибки, прежде всего касающиеся гибели нерожденных детей.

Тем более, что на днях Следственный Комитет России все-таки возбудил уголовное дело по истории Марии Костреба, о которой месяц назад написал «МК».

В июле этого года 36-летняя москвичка потеряла ребёнка на 22-й неделе беременности, и его тело, игнорируя просьбу матери, утилизировали как биоотходы. Есть предположение, что это могло быть сделано для того, чтобы скрыть врачебную халатность. Девочка вполне могла родиться живой, так как ее размеры, зафиксированные в одном из документов, соответствовали медицинскому критерию рождения — 524 грамма, 29 сантиметров. Врачи отрицают свою вину и заявляют, что вес младенца не дотягивал до 500 граммов, и спасать было некого. Как бы там ни было, в деле имеется письменное заявление матери вернуть останки, но те все равно были вывезены и кремированы, поэтому расследовать причину гибели плода уже невозможно.

Уголовное дело Марии Костреба было возбуждено по 238 статье УК РФ, как и большинство похожих медицинских нарушений: «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». То есть возможная врачебная ошибка, повлёкшая за собой смерть будущего человека, в нашем законодательстве приравнена «всего лишь» к некачественной услуге. Максимальное лишение свободы за которую 6 лет, при этом срок давности — 2 года. Чаще всего, такие преступления в принципе не доходят до суда, потому что, пока суть да дело, время вышло.

Элина Сушкевич и Елена Белая обвиняются по гораздо более тяжкой статье, именно это и является крайней редкостью в российском правосудии: им инкриминируют убийство малолетнего, совершенное группой лиц по предварительному сговору. В случае реального приговора обеих женщин могут отправить в места не столь отдалённые лет на 15.

По версии Следственного комитета РФ, умерщвлением недоношенного младенца бывший главный врач роддома № 4 Елена Белая и анестезиолог-реаниматолог Калининградского перинатального центра Элина Сушкевич хотели избежать ухудшения статистических показателей по младенческой смертности в их регионе, так как были уверены, что малыш все равно не выживет. Но если он умрет уже после того, как будет реанимирован, врачам попадёт. Поэтому в медицинские документы задним числом якобы внесли фальшивые данные о том, что мальчик скончался в утробе, а ему самому, как следует из материалов дела, ввели смертельную дозу магния сульфата через пупочный катетер.

Скандал был настолько громким, что во многих регионах термин «младенческая смертность» был вскоре исключен из базовых статистических показателей демографии, чтобы медики не гнались за результатами, а спасали недоношенных в любом случае.

Новость об аресте двух фигуранток, мало того, перевозке их из Калининграда в СИЗО Московской области, чтобы у себя на родине они никак не могли повлиять на ход нового судебного процесса, была с возмущением встречена медицинским сообществом. Российские врачи считают, что наказывать Сушкевич и Белую нельзя. Причём не только их, а вообще людей в белых халатах. Как будто бы наличие медицинского диплома делает любого врача неподсудным. Хотя чем оплошность доктора, из-за которой не стало человека, к примеру, отличается от ошибки строителя, по вине которого рухнул дом?

Увы, если врачи не станут бояться привлечения к уголовной ответственности за то, что они сделали или не сделали ради спасения больного, то качество оказания медицинского помощи останется только на их совести. А совесть, как известно, категория гибкая. Тем более, что в абсолютном большинстве случаев все экспертизы по уголовным делам проводятся их же товарищами по принципу коллегиальности.

Что при этом чувствуют матери погибших детей, и дождутся ли они справедливости, рассказывает потерпевшая Мария Костреба:

«Отношение врачей в самом перинатальном центре, как только они узнали о возбуждении моего уголовного дела, если честно, оставляет желать лучшего. Недавно мне нужно было туда зайти по делам, так они вообще отказались со мной говорить, никто даже не вышел. И в женской консультации такое же отношение, мол, зачем я все это разворошила… К сожалению, я не могу рассказать о том, как продвигается само расследование, с меня была взята подписка о неразглашении».

В общем-то очень удобно не выносить на обсуждение общественности такие дела, зачем будоражить народ, особенно по такой неприятной теме, ведь только в 2020-м году Минздравом РФ были зафиксированы более 70 тысяч врачебных ошибок, большая часть которых не дошла до суда.

И все-таки лед тронулся. По-крайней мере, в вопросе, касающемся судьбы останков нерожденных младенцев. В настоящее время в Московской городской думе идёт разработка законопроекта, как раз и посвящённого погребению человеческих плодов. 

«С этической, нравственной точки зрения эта ситуация, когда нерожденные дети утилизируются как биоотходы, совершенно ненормальна и идёт вразрез с опытом многих стран, где погребение человеческих эмбрионов защищено на самом высоком государственном уровне, — говорит депутат Магомет Яндиев. — В ближайшие два месяца планируется внести этот законопроект в Московскую городскую думу, а уже Мосгордума имеет право юридической инициативы обратиться с нашим предложением в парламент и принять его на российском уровне».

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *