Уехавшие в Россию белорусы сравнили две страны

За последний год многие белорусы покинули страну. Часть направились в Европу, кто-то предпочел Россию. Мы поговорили с людьми, которые в разное время перебрались из Белоруссии в Москву и Петербург. Собеседники пояснили причины переезда и сравнили две страны.

Уехавшие в Россию белорусы сравнили две страны

Одни наши собеседники адаптировались в России, другие еще надеются вернуться на родину, правда с оговоркой: «Не в ближайшем будущем». Назвать свои полные имена согласились не все.

Ольга, 28 лет, уроженка Витебска. 10 лет назад поступила в Санкт-Петербургский вуз, да так там и осталась в городе на Неве: «Выбрала Питер из-за архитектуры и по личным соображениям».

Андрей Овчинников, 47 лет, родом из Гомеля. В России с 1996 года: «Переехал в Россию, потому что здесь можно было заработать. Сейчас живу в подмосковном Дмитрове».

Алексей Лукашевич, 38 лет — минчанин. В России с осени 2012 года. Работает в Москве. Является администратором паблика в ВК «Белорусы Москвы и Подмосковья»: «Принял решение перебраться в Россию после затянувшегося кризиса 2011 года. В Беларуси занимался автобизнесом, организацией концертов. А потом мои проекты рухнули».

Григорий Алексеевич, 40 лет, родился в Витебской области. 20 лет назад перебрался в Санкт-Петербург: «Образование получил в Беларуси. Однажды решил для себя, что в системе заданных координат Лукашенко перспективы молодого специалиста минимальные. Выбрал Питер, потому что из моего города туда ходил прямой автобус. Удобно. Сел и поехал».

Владислав, 48 лет переехал из Минска в Москву в конце 1997 года: «Я журналист. Когда понял, что в Беларуси в ближайшие десятилетия заниматься профессией будет неинтересно, перебрался в Россию. Политических мотивов не было. Скорее, экономическая миграция. Как и многие журналисты, со временем перекочевал в сферу PR. Почему отправился в Москву? Потому что выбор был невелик. Либо Москва, либо Питер. Конечно, Петербург город красивый, но климат ужасный, как по мне».

Николай, 25 лет получил образование в Минске. Работает в Санкт-Петербурге: «В Питере остановился временно».

Геннадий, 30 лет, закончил университет в Минске. Три года назад переехал в Санкт-Петербург: «Город понравился, на Амстердам похож».

«Из 40 белорусов, которые приехал со мной, остались трое»

— Сколько времени ушло на адаптацию? Проблемы с жильем, работой возникали?

Ольга: «Адаптироваться поначалу было сложно. Мне стукнуло восемнадцать, когда я уехала из дома. Я только начинала самостоятельную жизнь. После окончания института легко нашла работу через специальные сайты.

На зарплату не жалуюсь, хорошие деньги можно заработать везде. Говорят, коррупции в России больше, а мне кажется, что в Беларуси ее не меньше. Просто здесь подобные вещи чаще вскрываются».

Андрей: «Тяжело пришлось поначалу, порой хотелось уехать. Через сарафанное радио нашел работу в сфере строительства. Особо выбирать не пришлось. Чтобы хорошо жить, везде нужно пахать с утра до ночи. С жильём проблем не возникло. Но на адаптацию потребовалось время.

Помню, раньше, когда работали вахтой, пересекая границу, было чувство, что ты вернулся домой. Сейчас, наоборот, едешь из Беларуси, въезжаешь в Россию — и ты дома. Заметил, что в Беларуси по вечерам нет людей на улицах, а в Москве – полно. Объяснение есть — там всем с утра на работу. В России половина страны не работают, вот и гуляют ночами».

Алексей: «В Москву мы приехали с другом. Арендовали квартиру у знакомого. Что касается работы — в Беларуси я был на фрилансе, зарплата зависела от проектов. До кризиса 2011 года с деньгами всё шло хорошо. После стало хуже.  В России разместил резюме на популярных ресурсах. Прошел собеседование, устроился. Работу найти не сложно, сложнее определиться с направлением. Вакансии в моей сфере в Беларуси оплачиваются гораздо ниже, чем в Москве». 

Григорий: «Мы приехали в Санкт-Петербург компанией из 40 человек. Из всей команды осталось трое вместе со мной. Многих подкосила бюрократия, люди уехали обратно. Некоторые вернулись домой, когда после 2014 года рубль обвалился и стало невыгодно работать. Часть поменяли Россию на Европу. Кого-то уже нет в живых.

Работу я нашёл не сразу. Искал через газету «Из рук в руки». Заметил, что здесь не все работодатели выполняли свои обязательства по зарплате. Был момент, когда хотелось поменять город и поискать другое место для жизни.

В последние годы и зарплаты стали в России ниже. А чтобы белорусу полностью адаптироваться здесь, и 20 лет покажется мало».

Владислав: «Сложно было в первый год жизни здесь. Но в бытовом смысле это не ад, конечно. Ад – когда в начале 1930-х к моей бабушке приехали комиссары, раскулачили, отобрали дом и выслали в Челябинскую область. А тут возникли временные трудности, которые отступают по мере того, как становишься на ноги, начинаешь зарабатывать.

Поиск работы в Москве пришелся на конец 90-х – начало 2000-х. Это была череда сплошных везений. Все через случайные личные контакты. Только так».

Николай: «У меня год ушел на адаптацию. Сложно возникли при поисках жилья. Много, кто пытался обмануть, впаривали комнаты в коммуналке и с пьющим контингентом. Достойную работу в Питере найти нелегко. Устроился на стройку. Зарплаты только в Питере и Москве выше, чем в Беларуси. А в той же Псковской области зарплаты низкие, в российских деревнях люди вообще еле выживают, спиваются».

Геннадий: «Жилье я нашел за 2 дня и без агентов. Но мошенников тут куча на каждом шагу. А вот работу вроде найти легко, но устроиться сложно. Понадобилось время, чтобы найти что-то походящее. Хорошо, был запас денег на 3 месяца нормальной жизни. Сейчас сравниваю зарплаты здесь и в Беларуси – в России раза в полтора выше».

«Многие сюда испугались ехать»

— Знакомые не удивились, что вы уехали в Россию, а не в Европу?

Ольга: «Это миф, что большинство белорусов уезжают в Европу».

Андрей: «Не было желания перебраться в Европу. Да и большинство белорусов предпочитают Москву, Питер, Сочи и север. Я родом из города фасадчиков (сотрудники строительной организации, выполняют фасадные работы: утепление, штукатурные работы, покраску и т.д. – «МК»). У нас есть деревни, где весной остаются одни женщины, мужики едут на заработки в Россию».

Алексей: «Знакомые удивились, что я оказался в России. Я ведь учился в Польше. Мой автобизнес был связан с Литвой. Но на момент моего переезда Россия стала популярным направлением среди белорусов и плане работы на стройках, да и в других областях».

Григорий: «В Европу надо было визу делать, приглашение получать, плюс языковой барьер. Мне проще в Питере. На самом деле, большинство белорусов предпочитает оставаться в своей стране. Но власть создала такие условия, что люди вынуждены искать лучшей доли».

Владислав: «Сейчас белорусы гораздо чаще уезжают в Европу или Штаты. «Лайт-вариант» — Киев. Я покинул страну в девяностые, когда в основном ехали в Россию. Но опять же – в Москву или Питер, без вариантов».

Николай: «Большинство белорусов сейчас едут в Европу, потому что там свободнее и больше возможностей для саморазвития. После того, как Россия стала выдавать представителям белорусского КГБ противников Лукашенко, многие сюда испугались ехать».

Геннадий: «Только после выборов 2020 года белорусы присмотрелись к Европе. До этого большинство уезжали в Россию».

«В гражданстве не нуждаюсь»

— Планируете ли получать российское гражданство?

Ольга: «Получать гражданство РФ не планирую. Процедура занимает много времени и нужны средства. Тем более постановления постоянно меняются, и бардак в соответствующих инстанциях».

Андрей: «Менять гражданство придётся. В России у меня семья, дом».

Алексей: «Получил ВНЖ. Пришлось побегать, постоять в очередях. Планирую подавать на гражданство».

Григорий: «Гражданство РФ получил, потому что устал заниматься миграционными учётами и урегулировать взаимоотношения с правоохранителями в метро. Еще 15 лет назад, когда полиция была милицией, меня за 50 рублей отпускали. А когда они стали полицией, то и за 300 рублей не отпускали. Приходилось накидывать до 500 или сидеть в опорке два часа.

С паспортом спокойнее. Такие инциденты сразу отпали. Паспорт РФ белорусу оказалось получить не труднее, чем таджикам, киргизам и узбекам. Но если бы знал, как поступит Россия в 2020 по отношению к Беларуси, то не получал бы его вовсе».

Николай: «Российского гражданства нет, и не собираюсь запрашивать. Россия в последнее время использует выдачу гражданства жителям соседних государств для политического шантажа».

Геннадий: «В гражданстве России не нуждаюсь».

Имперский код

— Где вам комфортнее? От ритма жизни здесь не устаете?

Ольга: «Где-то отличия существенные, где-то нет, смотря в каком регионе жить. Комфорт больше зависит от морального и финансового состояния, законов, прав и тех условий, которые мы сами себе создаем. Мне в Питере относительно комфортно. Но дом есть дом, это на другом восприятии. Ритм жизни тоже не зависит от места. Можно в мегаполисе лежать «пельмешкой» на диване, а можно и в поселке активничать».

Андрей: «Я бы не сказал, что гигантская пропасть между Россией и Беларусью. Раньше замечал отличие. Сейчас все устаканилось. В Москве жизнь летит быстро, в Беларуси темп спокойный. По мне так, комфортнее в России».

Алексей: «Существует разница между Москвой и Минском. Как бы я ни любил Минск и тепло ни относился к родному городу, Москва – одна из мировых столиц. Тут всегда движение, город живёт 24/7.

Минск спокойный, размеренный. Москва летит вперёд не останавливаясь. Мне нравится. Это мой ритм. Хотя усталость накапливается. Но есть отпуск, длинные выходные — и снова вперед. Когда приезжаю в Беларусь, меня максимум хватает на неделю спокойствия. Да и внешне Москва однозначно выигрывает. Но, если сравнивать подмосковные города с белорусскими, то последние более ухоженные.  Мне нравится московский драйв, движение, люди, магазины и возможности». 

Григорий: «Разница между Беларусью и Россией колоссальная. За 20 лет я проехал Россию от Архангельска до Уссурийска. Беларусь — компактная страна со своей историей, традициями, «мовой», мне там намного комфортнее. Но есть один человек, из-за которого нет желания оставаться в Беларуси».

Владислав: «Разница между Россией и Беларусью существует. Что роднит слона и белку? Они оба четвероногие млекопитающие. А в чем разница? В размерах и весовых категориях, как следствие – в мироощущении и самоидентификации. Так и здесь. Белорусы по менталитету во многом ближе к жителям небольших европейских стран – полякам, чехам или словакам. У россиян есть «имперский код» – от этого никуда не деться, это генетика. Хотя, конечно, белорусу нетрудно адаптироваться в России – в силу знания русского языка, и не только.

А «комфорт» – вообще не про страны, тут совсем иной масштаб. Комфорт – про отсутствие стрессов, наличие личного пространства, возможность свободно заниматься тем, о чем мечтал. Я понимаю, что такое комфортная квартира, комфортный город, комфортная работа. Мне в Москве стрессово и драйвово – а комфорта все больше не хватает, это большая проблема. Раньше от этого наоборот перло. А с возрастом начинаю уставать. Много пустой и лишней суеты, ненужных понтов».

Николай: «В Беларуси комфортнее, но не всегда можно найти достойную работу. В Москве и в Питере в этом плане проще. Что касается быта – в отдельных районах Москвы и Питера, может, и комфортно. А в целом – нет. Половина жителей Санкт-Петербурга и Москвы обитают на перифериях. Проводят часы в пробках, постоянно на нервах. Это сказывается на настроении. Ритм быстрее, особенно в Москве. Но энергетически Москва выжимает. Питер – спокойнее, но пробки портят город».

Геннадий: «Разница существенная. В России выше зарплаты, больше выбор услуг и товаров. Аренда жилья выше в Питере, чем в Минске. Но в России хуже работает административный аппарат – МФЦ, пенсионный и прочие. Везде очереди, законы – кто как понимает, так и трактует. А комфортнее мне там, где уважают мои права и не лезут в частную жизнь. Для моей семьи в России в этом плане лучше. А ритм жизни здесь не сильно отличается от Беларуси. Разве что в России города просыпаются позже и возвращаются домой люди позднее».

«Минск парализован страхом»

— Не скучаете по родине или Россия уже стала домом?

Ольга: «Скучаю сильно, хочется обратно. Питер считаю своим домом частично».

Андрей: «Мой дом в России. Но в Беларусь по возможности на побывку съезжу».

Алексей: «За 10 лет привык к Москве. Считаю своим домом. Когда только приехал, все цены переводил в доллары, потом в белорусские рубли. Сравнивал, смотрел, что и как. Сейчас наоборот. Приезжаю в Беларусь и перевожу всё в российские рубли, сравниваю минские заведения и магазины с московскими. Если хочется на родину, то больше отдохнуть от городской суеты, вернуться ненадолго в белорусское спокойствие».

Григорий: «Домой хочется всегда. Там моя родина, оттуда мой отец, дед, прадед. Уверен, что настанет время, и вернусь на свою землю. Сделаю всё возможное в этом направлении».

Владислав: «Естественно, считаю своим домом Москву, где провел уже более 20 лет. На улицах Минска сейчас пустынно и грустно. Люди парализованы страхом.

Москву знаю неплохо, мне интересна ее история, есть районы, которые мне особенно дороги. Но вообще к понятию «дом» я отношусь без придыхания. Это не навсегда. Ты уедешь куда-то еще, или умрешь – и в этом доме будет жить кто-то другой, это нормально».

Николай: «Скажем так, Питер мне не безразличен. Но по Беларуси скучаю».

Геннадий: «Дом там, где тебя ждут. Меня жена ждет каждый день здесь. По родине не скучаю, но хочется почаще видеть близких. Но все же не могу сказать, что Россия заменила мне дом».

«Раньше все продукты везли из дома, но это в прошлом»

Вопрос: «Есть мнение, что продукты в Белоруссии лучше и дешевле, одежда — хуже, медицина так себе».

Ольга: «Продукты примерно одинаковые. Невысокого качества товары есть и в РБ и в РФ. Разве что в Беларуси можно купить хороший заграничный сыр. А вот насчет дешевизны продуктов в Беларуси, это миф. Лет 10 назад может так и было. Сейчас разницы в цене особо нет. Что-то дешевле, что-то дороже, но не значительно. Про одежду — типовой масс-маркет есть и в Минске, но не в таком количестве, как в Питере. Зато в Беларуси много дизайнерских брендов, небольших марок с отличным выбором одежды. Плюс что-то привозят из Европы. А медицина лучше там, где есть знакомые и деньги».

Андрей: «Раньше, действительно, продукты везли из Беларуси. Казалось, там все есть и качество лучше. Сейчас все тоже самое можно купить и здесь, только деньги были был. А народ в Белоруссии одевается лучше россиян. Медицина лучше в России».

Алексей: «С одеждой в Москве значительно лучше – больше магазинов, брендов, аутлетов и распродаж. Общаясь с друзьями из Беларуси, всегда зову их в Москву за одеждой».

Григорий: «Продукты в России покупаю только белорусские. Сметану, сыр, колбасу, сгущёнку, творог, рыбу, квас, шоколад – все можно найти в Питере. Хлеб только здесь хуже. Возить его из Беларуси далеко, поэтому поставок нет. А вот цены на продукты в Питере дешевле. Потому что формированием внутренней цены для потребителя в Беларуси занимается не рыночная экономика, а министерства и ведомости. Приличную одежду в Беларуси можно найти, в крайнем случае сделать закупку на польском или литовском сайте. Но я одежду, купленную в Беларуси, отдал в питерскую ночлежку на Боровой. Надеюсь, те свитера и рубашки пригодились. Медицина до последнего времени была дешевле и доступнее в Беларуси».

Николай: «Стоимость продуктов приблизительно одинаковая. В Минске нормальный выбор одежды, отчего у вас такие стереотипы?».

Геннадий: «Фактически нет разницы между российскими и белорусскими продуктами. В Питере удивляли в первое время приличные скидки. В Беларуси выходило в полтора раза дороже за те же товары. Медицина качественнее в России, но не в госучреждениях».

Мастера маскировки

— Чем россияне отличаются от белорусов? Можете вычислить своих соотечественников в толпе?

Ольга: «Белорусы более тихие и скромные, менее эгоистичные. Узнаю ли я своих соотечественников? А мы разве отличаемся внешне? Были случаи, когда общалась с людьми и только потом узнавала, что они тоже из Беларуси».

Андрей: «Да нет никаких отличий, просто люди существуют в разном ритме. Здесь жизнь летит, а там течет. Наверное, белорусы более приветливее. Но по Москве нельзя судить о россиянах. В столице много приезжих. А лет через 10 еще прибавится. Своих узнаю если только по акценту».

Алексей: «Белорусы более закрытые, сами в себе. Ребята, с кем я общался в Москве — открытые, я бы охарактеризовал их английской фразой — «open mind people». Еще к россиянам можно отнести слова песни ансамбля «Сябры» — «гулять так гулять». Есть жизнь сегодня и сейчас. Завтра подумаем, когда наступит завтра.

Белорусы живут с оглядкой и думают, что будет завтра, что скажут соседи. Мы более зависимы от чужого мнения. А вот распознать в толпе белорусов сложно, они те ещё партизаны. Не каждый сразу признается, что он белорус».

Григорий: «Белорусы сохранили свою идентичность, культуру, язык и гордятся этим. Белорусы роднее, спокойнее, скромнее себя ведут. А тут некоторые наберут «айфонов» в кредит, а при этом едят лапшу быстрого приготовления, но гонору, будто гипотезу Пуанкаре доказали. И пьют тут больше.

Вычислю ли я из толпы своих? Скажу так: белорус белорусу белорус».

Владислав: «Тяжело сравнивать, ведь «россияне» – это не монолитное понятие, не однородное. Например: аварец, карел и калмык – их менталитет, обычаи, языки сильно различаются, хотя они все трое россияне. Возможно, русскому из Пензы намного проще найти общий язык с белорусом из Гомеля, чем с аварцем из Махачкалы. А с другой стороны – у белорусов за последние века семьи переплелись с соседями, особенно после Великой Отечественной войны, когда в Беларусь приехало очень много людей из других советских регионов.

Я сам из «смешанной» русско-белорусской семьи, поэтому, наверное, имею право на версию. Мне кажется, что белорус в среднем более скрытен и сдержан в проявлении чувств и эмоций. Как правило, он не отдаст соседу последнюю рубаху – но зато и не станет учить его, как надо жить. Принято считать, что одно из ключевых свойств белорусского характера – это «памяркоўнасць». По-русски значит «умеренность». Своих узнаю разве что иногда по акценту. А внешне – нет, конечно. Белорусы – потомки партизан, то есть мастера маскировки и даже мимикрии. В Канаду приедет – через год он уже почти канадец».

Николай: «Белорусы — более европейская нация, более трудолюбивый народ в основной своей массе. Еще белорусы добрее. Своих земляков распознаю не всегда».

«Российской повесткой не интересуюсь»

— Следите за белорусскими новостями или переключились на российскую повестку?»

Ольга: «За белорусскими новостями всегда следила и слежу. Российские новости обсуждаю со своим окружением, делюсь мыслями. Мне не безразлично происходящее страны, в которой я живу».

Андрей: «Конечно, слежу за белорусскими событиями. Порой страшно и больно за народ, который идёт на поводу американской пропаганды. Российские каналы не смотрю — одни и те же люди к власти, а в политике одни пустые слова».

Алексей: «В моей инфоленте где-то 50 на 50 белорусских и российских новостей. Я живу в России, работаю, планирую получать гражданство, поэтому мне близко всё, что происходит здесь. Однако по российской повестке не спорю, на митинги не хожу. Считаю, пока я гражданин другой страны, то не имею морального права высказывать своё мнение или спорить».

Григорий: «Российской повесткой не интересуюсь только если в контексте белорусской темы. На митинги не хожу. Пойду в том случае если действия России будут прямо влиять суверенитету Республики Беларусь, её целостности».

Владислав: «Регулярно слежу и переживаю за Беларусь».

Николай: «Слежу только за белорусскими новостями. На российские новости смотрю со стороны, не вмешиваюсь».

Геннадий: «80 на 20 – в соотношении новости РБ и РФ. То, что происходит в России меня не касается».

«Не все понимают, что происходит в Беларуси»

— Сталкиваетесь с россиянами, которые не в курсе, что происходит в Белоруссии?

Ольга: «Да. Это связано в первую очередь с тем, какие новости человек читает. Кто-то считает, что все события в Беларуси происходили только в августе 2020 года, сейчас тишина. Ведь информация о Беларуси не выводится на первые полосы российских СМИ».

Андрей: «Люди в теме, но не все понимают, что там происходит. Да и в самой Беларуси не все понимают».

Алексей: «Белорусская повестка у всех на слуху. Кто-то больше знает, кто-то меньше. Но все слышали о событиях».

Григорий: «В моём окружении люди хоть и не совсем молодые, но телевизор не смотрят. Информацию черпают из других источников. Поэтому они в курсе, что происходит в Беларуси».

Владислав: «В основном у людей здесь есть какое-то представление о событиях в Беларуси. Но их личная оптика сильно различается в зависимости от источников их информации. Для зрителей российских гостелеканалов существует одна Беларусь. Для читателей телеграм-каналов – другая».

Николай: «Все в курсе. Россияне понимают, сочувствуют и морально поддерживают белорусский народ».

Геннадий: «Достаточно часто встречаю тех, кто не в теме. Но мои знакомые в РФ все в курсе. С пониманием относятся».

«Россия приближается к белорусскому сценарию»

— В России чувствуете себя свободным, не так страшно здесь, как в Белоруссии?»

Ольга: «Нет, не чувствую себя свободнее. Страшно и там, и там. Но в Минске людям даже страшно выйти на улицу, сходить в магазин. Там дышать стало опасно. Здесь есть хотя бы какие-то права, и пока адвокаты работают. Хотя мне кажется, что россияне тоже не чувствуют себя свободными в своих правах».

Андрей: «А кто вам сказал, что в Белоруссии страшно жить? Не нарушай закон — и везде будет не страшно. И что такое свобода? Вседозволенность от плохого воспитания».

Григорий: «Боюсь, и вам скоро будет страшно жить. Пока мы смотрим с вами один сериал. Только Беларусь на шестом сезоне из семи, а вы только на втором. В этом плане Белоруссия подходит к своей кульминации. Россияне, конечно, более свободны, но это ненадолго».

Владислав: «В 1997-м я уезжал в более свободную страну, чем тогдашняя Беларусь. Сейчас разница в этом смысле стерлась. Это тревожно».

Геннадий: «Не сказал бы, что чувствую себя свободным. Россиянам в этом плане проще».

Николай: «Чувствую себя немного свободнее. Но Россия уже приближается к белорусскому сценарию. Уже близко».

«Жду возможность безопасно вернуться»

— Как часто приезжаете в Беларусь и планируете вернуться на родину?»

Ольга: «Примерно два раза в год приезжаю на родину. Я всегда рада находится дома. И жду возможности вернуться. Вернусь туда совсем, когда это будет безопасно. Выбор моего постоянного места жительства очевиден — Беларусь. Ведь это моя родина, мой дом, семья, история и культура. Россию уважаю и не лезу со своим самоваром. Просто бывают ситуации, когда на текущий момент времени нужно оставаться здесь».

Андрей: «Пару раз в год приезжаю в Беларусь. Для меня там уже другой ритм жизни. Это когда ты уже настроился бежать, а надо идти. Мой дом Россия, потому что она мне дала все».

Алексей: «Раньше приезжал в Беларусь чаще. В пятницу после работы уезжал, в воскресенье возвращался. Сейчас больше езжу по праздникам или длинным выходным. Жить там не хочется. Когда устану от движения и захочется спокойствия, то, возможно, вернусь в Беларусь. Пока хочется только чаще иметь возможность бывать дома. Насчет выбора страны отвечу так: Бог любит троицу, поэтому до того, как определиться со страной, хотелось бы пожить где-то ещё».

Григорий: «Сейчас на родину катаюсь редко. В прежние времена случалось и по двенадцать раз за год. Возвращаться в нынешнюю Беларусь нет желания, но есть необходимость. Однозначно я туда вернусь окончательно, когда белорусский народ сможет сам выбирать свою власть, когда ответят по закону те, кто сажал людей только за то, что они хотели лучшей жизни».

Владислав: «Не зарекаюсь прожить в России всю жизнь».

Николай: «Хотелось бы почаще ездить в Беларусь, но ковид и репрессии вносят свои коррективы. Когда страна освободиться от диктатуры, обязательно вернусь. Это моя родина, европейская страна с большим потенциалом».

Геннадий: «Раньше ездил раз в полгода. Сейчас реже. В Беларусь рано или поздно вернусь насовсем. Это мой дом. Когда? Да время покажет».

Источник: www.mk.ru