«Тень Табакова затмила Женовача»: сменится ли руководство МХТ имени Чехова

Что происходит на свете? Мир сошел с ума. За весь не скажу, а театральный — точно не в себе. Не успели мы оправиться от количества назначений в московских театрах (сразу три за вечер минувшей пятницы), как нас решили потрясти качеством перестановок. Во всяком случае, вторую неделю Москва всерьез обсуждает возможную смену власти в главном драматическом театре страны — МХТ им. Чехова. Телеграм-каналы уже поспешили присоединить Художественный к Театру Наций и сменить Сергея Женовача на Евгения Миронова.

"Тень Табакова затмила Женовача": сменится ли руководство МХТ имени Чехова

Сергей Женовач.

Можно ли верить безответственным источникам информации, где авторство всегда анонимно? Может, и не стоит, но, как говорят в России, особенно театральной, нет дыма без огня. Тем более что в понедельник худрук МХТ посетил офис своего учредителя — Министерство культуры — и будто бы решал с министром вопрос о расставании со своим нынешним директором Мариной Андрейкиной, им же в свое время приглашенной на этот пост. Не знаю, как разрешится между ними разбухающий конфликт, вот только после этого визита по Художественному поползли слухи, что и сам Женовач едва ли теперь усидит в кресле. «Во сюжет!» — как говорил нахальный полотер в лучшем фильме о Москве. Театр затаился в ожидании.

А между тем у Женовача контракт с Минкультом еще не закончился, полтора года осталось, а разговоры о том, что он не справляется с театром в Камергерском, почему-то только усиливаются. Но мы-то знаем, что если усиливаются — значит, это кому-нибудь нужно. Правда?

Рассмотрим картину в разрезе. В самом деле, что такого сделал или НЕ сделал Сергей Васильевич, заступивший на пост худрука Московского художественного театра после смерти Олега Павловича? Что ему можно инкриминировать? Что он не Табаков? А кто сегодня, как Табаков? Покажите такого гения актерского и менеджерского дара — нет его, не родился. Но и Табаков по режиссерскому таланту, надо честно признать, был не Женовач. А Женовач один из немногих, да что там — из считаных единиц, кто понимает, что такое психологический театр и как его делать. Тот самый театр, который в позапрошлом веке и создал гений Константин Станиславский, построивший его как раз в Камергерском переулке. И который Россия, как главный бренд страны, всегда пользовала и продолжает пользовать на международной арене. Поэтому совсем не случайно он в 2019-м оказался в МХТ и занялся развитием дела Станиславского в XXI веке.

Но тень Табакова, как тень отца Гамлета, Женовача не усыновила, а затмила. Как затмила бы она, наверное, любого ступившего в МХТ. Олег Павлович знал секрет: как делать успех, сочетая высокохудожественное с коммерческим, старые формы — с новыми. А Сергей Васильевич не знает (это минус), но зато понимает, как делать психологический театр (и это плюс). И в свое время построил его маленькое подобие — Студию театрального искусства (СТИ). Но успеха — такого, чтоб билеты рвали и на премьере висели на люстрах, — у него за два года с небольшим не случилось (это минус). Хорошие, сильные, качественные спектакли случились (это плюс), а успеха, к какому привыкли в Камергерском, нет. Может, слишком короткий срок для того, чтобы ждать и взвинченных повышенным спросом цен на билеты, и засиженных люстр? Это только у Табакова почти сразу в МХТ получилось. Но у него не было пандемии, локдауна. И он вне конкуренции.

Говорят, что недовольство части артистов МХТ может стать причиной преждевременной отставки нынешнего худрука (это минус). А где вы видели артистов, довольных худруками? Ефремовым в том же МХТ были недовольны, Любимовым — на Таганке, а Волчек — в «Современнике». Даже в адрес Туминаса, который вывел Вахтанговский в лучшие театры на сегодняшний день, тоже в свое время ворчали (это плюс). Но министерством в конце концов руководят не артисты, и там чиновники действуют, хочу надеяться, исходя из стратегических интересов культуры, а не по настроению (сегодня люблю, завтра — нет).

В общем, в осеннем воздухе, как осенний лист, вовсю витает слух об отставке действительно большого, но не очень эффективного художника. И все, начиная с телеграм-каналов и заканчивая Минкультом и даже Администрацией Президента (МХТ как-никак — нестыдная вывеска страны), обсуждают ее чуть ли не как факт, который вот-вот, если не сегодня, то завтра, свершится.

И тут хочется сказать: «Очнитесь!» Какой такой страшный и ужасный криминал происходит в МХТ?!

Может, вспомнить, что вообще-то за Минкультом числится и другой МХАТ — имени Горького. Прямо через дорогу от Чеховского, и тоже, между прочим, Художественный. Его худрук — Эдуард Бояков — как раз менеджер, а не художник, и неутомимый мастер блефа, тоже на полном серьезе себя под Станиславским чистит и на каждом шагу про это всем напоминает. А на деле вот уж где никаких художественных и тем более экономических свершений. Не МХАТ, а сплошное недоразумение, головная боль для Минкультуры: скандалы с артистами, суды, сомнительного качества постановки, армия приглашенных артистов при своей большой труппе. Ну разве что инстаграм-дива Бузова, с именем которой теперь пожизненно связан этот театр, поправила кассу. И благодаря которой театр на Тверском бульваре можно смело переименовать в Московский хайповый театр (МХАТ) — и исторические буковки не придется менять. Но зато тем, кто хоть что-то кроме Бузовой понимает и ценит в театре, не так обидно будет. Может, озаботиться МХАТом на Тверском и его к чему-то присоединить?

Официальные и неофициальные лица, так взволновавшиеся судьбой МХТ в Камергерском, по сути Боякова предпочли Женовачу. Ну что ж, кто-то между божьим даром и яичницей почему-то выбирает яичницу.

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *