«Тайком закупал гранаты»: родственник Мирского рассказал о подготовке к бойне

В Воронежской области продолжается расследование самого громкого преступления последней недели – расстрела семьи в селе Каменка и подрыва отдела полиции в городе Лиски. За оба преступления задержан Виктор Мирский, который сейчас в больнице (был ранен при задержании). Нам удалось выяснить, как оценили и объяснили случившееся его родные. Вот рассказ Владимира – фермера, мужа сестры Мирского.

«Тайком закупал гранаты»: родственник Мирского рассказал о подготовке к бойне

— Вы сегодня были в доме Виктора?

— Только приехали оттуда. Забирали курей. В дом не заходили, были в сарае.

— Как Людмила Васильевна (сестра Мирского, ранее возглавляла пенсионный фонд — прим. авт.) себя чувствует?

— Неважно, выпила успокоительное.

— У вас были обыски?

— Проверили у нас оружие, забрали ноутбуки и телефоны.

— Общались с его бывшей женой?

— С Ларисой? Да, связывались. Она рассказала про их последний разговор накануне ЧП. Дочь только к вечеру узнала. Она с мужем на юге отдыхает. О чем они говорили? Да ничего конкретного. Спросил где дочь, и как у них дела. 

— Причину случившегося обсуждали?

— Конфликт был с этой семьей. Виктор писал заявление в полицию. Года 3 назад все случилось из-за скотины. Он продал корову. Она не доится и телят не будет, вот они и решили ее зарезать. Они же хозяева! Так что он не прав. Наверное, думал, что у него скотину на пожизненное содержание забрали. 

— Что же он, три года копил обиду?

— Получается так. Других конфликтов не было. Он вообще ни с кем не конфликтовал. Но и никому ничего не рассказывал. Вообще он трудоголик. Хозяйство, сено. Как женщины про него говорили: за лето три рубашки на плечах сгнивало от пота. Плохого никто не говорил. 

— Никто не обижал его жену с дочерью? Была версия, что погибший 19-летний парень чуть ли не приставал к ним. 

— Нет. Они и приезжали редко: привыкли к городу. Им тут делать нечего.

— Как они вообще познакомились?

— После армии Виктор уехал в Россошь. На заводе работал, там и познакомился, она из Гуково Ростовской области. Встречались некоторое время. Сыграли свадьбу. Дочь родили, ей сейчас тридцать с хвостиком. Замужем, но детей нет.

— Из-за чего с женой расстались?

— Тесть выпивал. Его мать злилась, вот и предложила переехать. А он так и не привык к городской жизни. Как на землю смотреть с балкона? Поначалу когда расстались, они ещё не разведены были, Виктор часто ездил туда, она приезжала к нему. 

«Тайком закупал гранаты»: родственник Мирского рассказал о подготовке к бойне

— То есть никаких конфликтов не было с кем-то из родных Виктора?

— Нет. Заклинило у него что-то, не можем мы сказать, что у него в голове было.

— Дом курдам мать Виктора продавала?

— Вдвоём с братом продали. На улице, параллельной той, где жили убитые Ибрагимовы. Но это было, когда ещё мать жива была, больше 10 лет назад, и все было со сделкой нормально. Это было больше десяти лет назад. Ещё до того как Виктор приехал в Волчанское .

— Как он пережил смерть матери?

— Как взрослый мужчина. Намучился он с ней — постоянно убрать, постирать, вынести.

— Личная жизнь была у него?

— С женщинами после расставания с женой он не общался. 

— Политические взгляды какие у него?

— С моим мнением не согласен. Я воспитан советской армией, а он более демократичный. Но власть не критиковал.  

— В соцсетях он общался с кем-то?

— Не сказал бы, что уверенный пользователь. Обычно родным звонит, спрашивает, как и что нажимать. Его попросишь, например, настройку трактора посмотреть – он отказывает.

— Читать Виктор любил?

— Много читал. И художественную, и техническую литературу. Радио слушал — во времянке, где воду грел, скоту кашу готовил, радиоприёмник постоянно был включён. Но только новости слушал. Поэтому всегда в разговорах указывал источник , кто об этом сообщил.

— К курдам у него нормальное отношение?

— С трёх сторон его соседи курды. У дома поле — туда и курды, и турки своих коров водят. Нормально они сосуществовали.

— Где он служил?

— Пожарная охрана города Москвы. Ездили мы туда к нему. Он и в армии особо друзей не завёл. Спецподготовку не проходил нигде. Пару раз за службу принимал участие в тушении пожара, гостиница горела и ещё что-то.

— Когда оружие стал закупать?

— Года через три после того как из армии пришел. Решил вступить в охотники.  

— Вы вообще знали о том, что он закупает не только оружие, но снаряжение?

— Это уже сейчас мы догадались, что это за большие ящики. Одна женщина иногда приходила помогать ему с матерью, говорила: мол, какие гарные сапоги Вите прислали. А это берцы современные. В другой раз посылка пришла с униформой. И бронежилет там же. В течение двух последних лет он закупался, но сам не хвастался. 

— А порох откуда?  

— Он же охотник. Накапливал, по охотничьему билету, покупал ежесезонно.

— Сам он хорошо стрелял? Тренировался?

— Соседка рассказала – слышу, пулькает, спрашиваю: «Витя что делаешь?» «Ружьё пристреливаю». С весны начинал пристреливаться.

— А гранаты откуда?

— Мы сами удивлены. Деньги экономил — оказывается вот на что. Выезжал в Лиски и в Россошь – видимо, там и купил.

— Что происходило в жизни Виктора накануне трагедии?

— Накануне мы с ним получали два пая. Одно хозяйство выдавало ячмень, другое пшеницу. Для коровы лучше ячмень, а курочкам-уточкам — пшеница. Я предлагаю: давай поделим. А он мне — мол, хочешь, все забирай, у меня есть. Он раньше сеял возле дома зерновые на лугу, и ему хватало на сезон.

— В последний раз, когда с ним общались?

— В воскресенье. У меня родители тоже в деревне. Поехали к ним, а заодно и Вите продукты завезли, еду домашнюю. Он сам себе не готовил. Молоко и хлеб или пряники с молоком — это его любимейшие блюда. Мясо он не ел, вегетарианец. Жена ему супчики, салатики привозила, он любил.

— А когда перестал есть мясо?

— С детства вроде. Я ему говорю: мясо, сало — это самая русская еда, как ты без этого? Нет, только молоко и яичко могу есть. А как в армии, спрашиваю? А он говорит, отдавал мясо, кашу только ел.

— Из-за того, что скотину любил?

— Да, скорее всего, поэтому.

— Вам известно что-то о его состоянии?

— Следователь сказал – жив, но без сознания.

— Не боитесь мести со стороны курдов?

— Мой брат общается с ними. Говорят: мы понимаем, что убитых не вернуть. У них была одна цель — чтобы взяли Виктора. Живым или мертвым, но только бы он не смог сбежать.

Источник: www.mk.ru

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *