Стрелок из МФЦ потребовал показать ему тела убитых

Отставной офицер Сергей Глазов, расстрелявший людей в МФЦ Рязанского района Москвы 7 декабря, требует предъявить ему… тела убитых им людей. Он заявил ходатайство следствию о личном присутствии при судмедэкспертизе погибших. Преступник якобы не верит, что он мог убить двух человек. Считает, что пули, вылетевшие из его самодельного пистолета, «не могли быть смертельными».

Стрелок из МФЦ потребовал показать ему тела убитых

Сергей Глазов в суде. Фото пресс-службы Пресненского суда

Следствие приступило к опросу врачей и участкового, которые должны были наблюдать за имевшим психиатрический диагноз мужчиной с боевыми навыками. Меж тем медики и правозащитники просят внести изменения в законодательство, которые бы позволили оставить на специальный учет людей с психическими отклонениями, имеющими навыки изготовления оружия и использования отравляющих веществ. История со стрельбой в МФЦ действительно может стать серьезным поводом для того, чтобы посчитать: как много таких людей в стране и насколько тщательно их лечение и поведение контролируются.

Устроивший стрельбу в МФЦ подполковник в отставке Сергей Глазов по-прежнему находится в ИВС на Петровке. Следствие попросило не переводить его в СИЗО, пока чуть ли не ежедневно идут следственные действия. Сидит он в камере с другими заключенными, ведет себя относительно спокойно.

— Не думаю, что расследование займет много времени, — говорит адвокат по назначению Петр Колдов. — Уже изъяты все записи камер видеонаблюдения, опрошены все очевидцы. Позиция моего подзащитного примерно такая: он признает, что стрелял. Говорит, что это произошло именно из-за конфликта с маской, которую отказался надевать. Но он в то же время не признает вину. Он сомневается, что есть убитые и пострадавшие, и говорит, что пока сам их не увидит, не поверит.

Попробуем разобраться в этой парадоксальной позиции с учетом последних показаний, которые Глазов дал следствию.

Итак, после лечения в психиатрической больнице ему поставили диагноз «параноидальная шизофрения» (Глазов разрешил защите говорить о диагнозе, но заявил примерно так: «лечился, стою на учете, но считал и считаю себя здоровым»). Изначально болезнь могла быть вызвана травмой головы и стрессом. Бывшая девушка Глазова рассказала следствию, что однажды он выпил немного алкоголя, после чего у него случился провал в памяти. После того, как он вернулся из больницы, его лишили лицензий на оружие, изъяли охотничьи ружья, которые хранились дома в сейфе — «Сайгу» и «Бекас» (то есть их забрали еще тогда, в 2009-м, а не во время обыска на днях).

Но Глазов «безоружным» себя чувствовать боялся, он считал, что на него в любое время могут напасть некие враги. К тому же все время он носил с собой свои деньги (ходил с ними даже за хлебом), которые, как он считал, нужно было охранять.

— В молодости был инцидент — на него напали, — рассказывает Петр Колдов. — После этого он всегда с собой носил нож и возил в машине биту.

До 2019 года Глазов жил в родительском доме на Белореченской улице, где имел 1/3 доли. Затем мать выкупила у него эту часть (отсюда и деньги, которые были у него при себе во время преступления — 28 000 евро). Сам он после этого переехал в квартиру на улице Коновалова, в которой проживал по договору социального найма, то есть она не была приватизирована. При обыске там нашли патроны, порох и всякие заготовки для пистолета.

Судя по рассказам Глазова, пистолет при нем был всегда, он сделал его сам. Конкретно тот, который был использован во время стрельбы в МФЦ, он приобрел в конце 2028 года в магазине «Пневмат» в ЦАО (пистолет этот можно купить без всяких документов). Дома он переделал «ствол» под боевой, также сам изготовил из холостых патронов боевые.

— Он говорит, что сделал с целью самообороны от этого общества, которое кажется ему уголовным, и суть которого «проявляется в виде коронавирусной инфекции», — рассказывает адвокат. — Он убежден, что «никакой пандемии нет, что все это фейк». Он противник масочного режима, вакцинации и QR-кодов.

О подробностях того, что было в МФЦ, «МК» уже писал. Глазов уверяет, что произошедшее — это мировой заговор и что вся ситуация была провокацией. Помнит, что были осечки, пистолет клинило. Помнит и то, что стрелял также просто в толпу, ни в кого конкретно, потому что «они верили в коронавирусную инфекцию».

Вот, собственно, и весь бредовый мотив. А вот позиция: «Выстрелы были, но разве мог я убить самодельным пистолетом, поражающая способность которого очень низкая?»

— Он сожалеет о девочке, если действительно ее ранил, — говорит адвокат. – Но при этом не верит, что ранил. Требует доказательств. Мы подали соответствующее ходатайство следствию. Еще мы просим следствие вернуть деньги, которые изъяты. Они не являются вещдоком. Если бы он занимался мошенничеством, махинациями или терактами, то был бы повод их изымать. А так мы считаем, что это незаконно. Глазов просит их положить на расчетный счет: если на самом деле есть потерпевшие, то деньги могут пойти на компенсацию материального и морального ущерба.

Даже внешне назвать Глазов вменяемым весьма сложно. Медики же уверены: все последние годы его шизофрения прогрессировала. Он должен был принимать лекарства и постоянно наблюдаться. Но, поскольку этого не было, то произошли необратимые изменения. А вот теперь представьте: больной человек остался совершенно один. С родителями он не общался, друзей и девушки не было (с последней он расстался в 2010 году).

— Проблема в том, что мы не имеем представления, сколько в России людей с подобным диагнозом или еще более серьезным имеют специальные знания об отравляющих веществах и изготовлении оружия, — говорит невролог Денис Филимонов. — Никакого спецучета и контроля по ним нет, а он крайне необходим, потому что они особо опасны. Такие люди должны наблюдаться даже не раз в месяц, а раз в 15 дней. К ним должны приходить домой и проверять, как они живут, как принимают препараты.

По данным «МК», Глазов пройдет судмедэкспертизу в Центре им, Сербского в самое ближайшее время. Именно она ляжет, по сути, в основу вердикта суда. Если офицера признают невменяемым, то отправят на принудительное лечение в закрытую психиатрическую больницу. Если же нет, то ждет его, наверняка, пожизненный срок.

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *