Российской культуре хотят установить границы: кому решать, что хорошо, что плохо

В Общественной палате РФ прошли крайне интересные слушания – там обсудили стратегический документ, определяющий направления культурной политики страны. Дискуссия заняла полтора часа – и по ее завершению стало понятно, что оставить все плохое в уходящем году у нас точно не получится. Куранты пробьют положенное число раз – но ничего не изменится.

Российской культуре хотят установить границы: кому решать, что хорошо, что плохо

фото: oprf.ru

«Основы государственной культурной политики» появились в конце 2014 года. Семь лет спустя в этот документ решили исправить «в соответствии с требованием времени». Более точная цель изменений указана в письме Министерства культуры, где говорится, что «Основы…» нужно синхронизировать с поправками в Конституцию и основными положениями «Стратегии национальной безопасности». Пакет поправок разработал Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия имени Лихачева.

В обсуждении проекта 20 декабря в Общественной палате (в формате онлайн, конечно же) приняли участие директор вышеназванного института Владимир Владимирович Аристархов, Владимир Бакеев, вице-президент Союза архитекторов РФ, Михаил Брызгалов, президент Ассоциации духовых оркестров, Петр Родимов, представлявший Союз художников, Юрий Менчиц (от Союза дизайнеров) и директор Театра имени Вахтангова Кирилл Крок и другие не менее уважаемые спикеры.

Тезка российского президента сразу сказал, в 2014-м сфера культуры впервые стала национальным приоритетом, но и внутреннеполитическая ситуация изменилась. И теперь государство должно поддерживать «не всю культуру подряд, а то, что помогает сохранить традиционные ценности». То есть раз денег меньше, чем хотелось бы, и на всех не хватит, то их нужно распределять, исходя из системы приоритетов. А ее явит миру обновленная версия «Основ культурной политики».

Не будем посвящать читателей «МК» в перипетии дискуссии о том, как важно высказаться о сути изменений на региональном уровне (где, несмотря на конституционные преобразования, культуру продолжают финансировать по остаточному принципу). Тем более, что «25 регионов ответили, что замечаний к проекту не имеют», точнее, за них это сделали филиалы Общественной палаты. Но видимость всенародной поддержки создана – и можно идти дальше.

Мешает только Союз театральных деятелей, неожиданно выступивший против.

Кирилл Крок, выражая позицию своих коллег, пояснил, что театралы очень осторожно подходят к этой теме.

— Сохранение исторической памяти мы поддерживаем. Но предлагаемые поправки не всегда могут коррелироваться с современным творчеством. Кто будет решать: что традиция, а что не традиция? Мне кажется очень опасным говорить, что данный документ адресован органам государственного управления. Мы прекрасно видим, что на местах чиновники, руководствуясь своими не совсем прозрачными интересами, производят объединения театров, лишают их финансовой самостоятельности. Начинают диктовать репертуар для постановок, кого из режиссеров приглашать, кого не приглашать. Можно ли набирать новых актеров. Влияние чиновников на культуру у нас вызывает боль. Да, это в меньшей степени происходит в Москве, это совершенно не происходит с федеральными учреждениями культуры, Но на местах происходят печальные вещи. 

Свое выступление Крок проиллюстрировал показательной исторической параллелью: «В свое время все громко травили Александра Таирова, великого режиссера. Говорили, что у него нужно отобрать театр, что он не поддерживает социалистические ценности, чужд культуре СССР. Если посмотреть на эти исторические документы, то детям и внукам тех, кто это подписывал, очень стыдно, что их отец был участником того, что нам фактически предлагают сегодня».

В качестве ответа на критику Аристархов пообещал «максимально полно учесть всю палитру мнений и там, где это возможно, добиться компромисса», и заявил:

— Нам приписывают то, с чем мы сами боремся. Цель нашей работы – не дать чиновникам быть субъективными. И решать только своими личными вкусами.

И если бы в этом месте можно было поставить точку, выступлению Владимира Владимировича нужно было бы аплодировать. Но далее он произнес следующее:

— Под флагом того, что «дайте культуру оценивать профессионалам», нам вместо культуры продвигают эпатаж и пошлость. И, поверьте, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы отличить пошлость и эпатаж от культуры. С этой задачей справится и чиновник.

(Наверное, примерно так же, как чиновники СССР оценивали работы художников-нонконформистов, отдавая приказ закрывать или сносить выставку их картин бульдозерами).

Но продолжим цитату:

— У нас часто люди, не одаренные ни в одной области, часто выезжают на эпатаже, на матерщине, на кощунстве над тем, что нам дорого. Получают хайп, обливая грязью нашу родину, наш патриотизм. Наша сознательная задача – этого не допустить. Культура важна для нашего общества как часть задачи народосбережения, а не сама по себе, не вольные строения творческих умов. Культура должна иметь границы. Здесь компромисса быть не может… На нас идет объективное мощное давление с Запада. Только наступательная позиция может нам дать победу. Это вполне себе сочетается с понятием культурного суверенитета. По тому определению, которое мы предлагаем, это совокупность факторов, позволяющих народу и государству утверждать свою идентичность, избегать социально-психологической и культурной зависимости от внешних центров влияния, быть защищенным от деструктивного идеологического воздействия…

Слова о защите от деструктивного влияния – это один в один советская фразеология, только одно слово поменялось (героиня Нонны Мордюковой в «Бриллиантовой руке» говорила «тлетворное»). И ничуть не утешает то, что нас защитят от нехорошего воздействия. Потому что, что хорошо и что плохо тоже решит чиновник. 

Ректор ГИТИСа Григорий Заславский считает, что Институтом наследия, безусловно, проведена большая работа и согласен, что «Основы государственной культурной политики» нуждаются в модернизации.

— Прошло пять лет, появились новые инструменты поддержки культуры и они обязательно должны быть названы в новом документе, — сказал ректор ГИТИСа. — Президент создал своим указом Фонд культурных инициатив, уже ставший заметным игроком на рынке поддержки культурных проектов, а уже в следующем году его роль станет ещё значительнее. С другой стороны, Владимир Владимирович Аристархов говорит о том, что произведения искусства вправе оценивать общество, в ином случае это всё равно, как если железные дороги будут оценивать себя сами. Мне кажется, пример, приведенный Кириллом Кроком, более точен: перед операцией врачи не станут консультироваться с широкой общественностью. Произведения искусства требуют экспертной оценки, а общество оценивает спектакли или выставки, когда покупает или не покупает билеты. И ещё: мне очень не нравится словосочетание «культурный суверенитет», это и по сути невозможно, но главное — предполагает некую оборонительную позицию. Наша культура наоборот, по-моему, должна быть активнее, мы обязаны активнее продвигать нашу культуру, беря пример с Британского совета, Института Гёте, которые совершенно не собираются ограничиваться своим культурным суверенитетом.  

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.