Первый президент Киргизии Аскар Акаев рассказал о конце своего изгнания

Первый президент Киргизии Аскар Акаев утром 20 января вернулся из Бишкека в Москву. На родине с него наконец сняли все обвинения. Изгнание, которое длилось 16 лет, завершилось. Аскар Акаевич рассказал «МК», как ему удалось этого добиться и какие у него теперь планы на будущее.

Первый президент Киргизии Аскар Акаев рассказал о конце своего изгнания

— В 2021 году я дважды был на родине. На одну неделю я летал туда летом и на одну неделю в декабре. Там я очень плотно работал с правоохранительными органами, каждый день с утра и до самого вечера. Могу сказать, что теперь ко мне нет никаких претензий на родине, все дела закрыты. Теперь я, как и любой другой гражданин Киргизии, могу приехать туда в любой момент.

Конечно, главную роль в этом сыграл действующий президент Садыр Жапаров. Он лично позвонил мне и сказал, что за 16 лет в Киргизии в отношении меня накопилось много разных дел, многие из которых надуманные, но, чтобы закрыть их, нужны мои пояснения и ответы. Я с благодарностью принял приглашение прилететь в Бишкек.

Кроме того, я благодарен главе ГКНБ, генералу Камчыбеку Ташиеву. Он и все его подчиненные отнеслись ко мне очень благожелательно. Они были очень чуткими, хотя и действовали строго по закону.

— А когда вы летели туда летом, у вас не было опасений, что вас могут обмануть или предпринять какую-то провокацию?

— Сомнений не было, потому что вопрос моей поездки был согласован на уровне президентов России и Киргизии, Владимира Путина и Садыра Жапарова. Я безмерно благодарен Владимиру Владимировичу за то, что в России ко мне так гостеприимно отнеслись. На протяжении 16 лет я трудился здесь, всей моей семье были созданы самые комфортные условия.

— Сегодня самым громким делом в Киргизии является дело золотого месторождения «Кумтор», и вы давали показания по нему…

— Да, конечно, в частности, я проходил по «Кумтору» и как свидетель, и как обвиняемый… Большинство вопросов, которые мне задавали в Бишкеке, касались именно этого дела. Ведь я больше всех знаю об этом предприятии, именно я в начале 1990-х годов нашел инвестора. Поначалу они хорошо работали. В 1990-е годы в условиях высокогорья и вечной мерзлоты в рекордные сроки, за три года, было построено крупнейшее в Центральной Азии золоторудное предприятие. Первое золото было выдано в 1997 году. Однако в начале 2000-х годов они начали злоупотреблять, нанесли большой ущерб экологии, коррумпировали часть наших чиновников…

Большего я сказать не могу, чтобы не навредить делу. Но все вопросы в отношении себя я снял и постарался снабдить следователей всей необходимой информацией, которая поможет им в международных судах.

— Как думаете, насколько высокие шансы у Кыргызстана выиграть в суде?

— Шансы высокие, потому что ущерб экологии был нанесен огромный. В общих словах скажу: там два ледника — ледник Давыдова и ледник Лысый. Они питают Сырдарью и Нарын – крупнейшие реки Центральной Азии. На эти ледники сбрасывалась пустая порода, что ускорило их таяние, повысило загрязнение… При этом мы говорим об источниках пресной воды, которая в ближайшее время станет дороже золота. Надеюсь, Кыргызстан выиграет в суде, и «Кумтор» будет использоваться на благо народа.

— У других глав государства будут брать показания?

— Сейчас два бывших премьер-министра находятся под следствием по вопросу «Кумтора». Власти намерены довести это дело до конца.

— Почему раньше с вас не хотели снять обвинения?

— Сегодня международная общественность признает, что в 2005 году в Киргизии произошел государственный переворот. Во главе тех событий стояли Бакиев, Атамбаев и Отумбаева. Они по очереди были президентами и, естественно, все время пытались накопать на меня какое-нибудь дело, хотя генпрокуратура признавала, что многие обвинения были надуманными. После Атамбаева к власти пришел его ставленник Жээнбеков, который тоже не был заинтересован в объективном рассмотрении моего вопроса.

Только Жапаров отнесся ко мне по справедливости. Он честно сказал мне, что отменить уголовные дела не может, и для их закрытия нужно мое участие. Я с этим согласился.

— Сколько времени пошло между звонком Жапарова и вашей первой поездкой?

— Жапаров позвонил, и через два дня я уже был в Бишкеке. Это время я потратил на то, чтобы проинформировать о своей поездке руководство России. Все-таки 16 лет я пользовался гостеприимством этой страны. Заодно я узнал о гарантиях своей безопасности.

В итоге я приехал в Киргизию на неделю, потом в стране прошли парламентские выборы, и руководству республики было не до меня. Как только выборы закончились, мне снова позвонили и сказали, что хорошо было бы приехать, чтобы завершить начатое. Все шло естественно…

— Насколько неожиданным для вас был звонок Жапарова?

— Честно сказать, очень неожиданным был звонок. Я даже не думал, что моим делом могут заняться так быстро, всего через полгода после его избрания президентом.

— Вы помните свою первую мысль, когда услышали предложение Жапарова?

— Я сразу понял, что смогу вернуться домой. Во время правления предыдущих президентов на меня выходили пятые или десятые сотрудники прокуратуры из других силовых ведомств Киргизии. Причем они угрожали мне розыском, длительным заключением и так далее. Я все их заявления игнорировал и говорил, чтобы они мне не угрожали, потому что меня защищает великая Россия. Но тут мне позвонил сам президент, а он слов на ветер не бросает.

— Вы собираетесь переехать в Киргизию или пока останетесь в России?

— Пока в России, потому что здесь у меня интересная работа. Я работаю в МГУ на механико-математическом факультете, там я нахожусь среди выдающихся ученых. Для научной работы очень важно находиться среди лидеров. Пока во мне остаются творческие силы, я хочу продолжать свою работу в МГУ.

Тем более на днях мне присудили высшую научную награду, которой удостаиваются лучшие ученые — Ломоносовскую премию первой степени. Ежегодно присуждают одну премию первой степени и две премии второй степени.

Я очень благодарен коллективу, в котором работаю последние 16 лет. В трудные годы они поддержали меня и придали сил заниматься наукой. В частности, я благодарен нашему ректору Виктору Садовничему, выдающемуся математику наших дней. Я счастлив работать под его руководством и в его замечательной научной школе.

— Вы ведь стали первым представителем Центральной Азии, удостоенным Ломоносовской премии, как вам в таком статусе?

— Это высочайшая честь и награда для меня. Во второй моей научной жизни мне удалось подняться до невероятных высот. Я счастлив и хочу продолжать свою работу. А на родину буду периодически приезжать.

— Когда вернулись в Киргизию после длительного отсутствия, у вас была возможность посетить родственников, прийти на могилы?

— Конечно, мы виделись каждый вечер. Я встретился с родственниками, друзьями, коллегами, соратниками, в том числе с 94-летним хирургом Мамбетом Мамакеевым. Он все еще делает операции. Я поклонился могилам родителей и братьев…

— За время вашего отсутствия Киргизия сильно изменилась?

— Очень сильно. В большинстве случаев изменения произошли в лучшую сторону. Жизнь бурлит и идет вперед.

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *