Еву Меркачеву исключили из состава общественного совета ФСИН

На сайте ФСИН появился обновленный список состава Общественного совета. В нем больше нет известной правозащитницы, журналиста, обозревателя «Московского комсомольца» Евы Меркачевой. Как нет и некоторых других ключевых фигур, входивших в прошлый состав. Зато теперь в совет входят бывшие главы ФСИН самых «пыточных» регионов страны.

Еву Меркачеву исключили из состава общественного совета ФСИН

Член СПЧ Ева Меркачева инспектирует колонию для пожизненно осужденных.

Как рассказывает сама Ева Меркачева, она обновленный список увидела еще 26 ноября — аккурат в день отставки предыдущего главы ФСИН Калашникова, который и провел «чистку» списка, утвердив росчерком своего пера состав нового совета.

— Самым обидным было увидеть, что из состава совета исключена ведущий аналитик УФСИН, бывшая глава Общественной наблюдательной комиссии Анна Каретникова. Анна – по-настоящему героическая личность, она ежедневно помогает заключенным. Уверена, что ее нужно наградить орденом. Она была главным звеном между обществом и сотрудниками ФСИН, очень авторитетный человек, к мнению которого прислушивались и благодаря которому отношение к заключенным во многом изменилось в хорошую сторону. Раньше их считали людьми второго сорта, а сейчас — нет.

Поражает и то, что вместо людей с активной жизненной позицией в составе нового совета появились сотрудники не только Общественной палаты, но и самой системы исполнения наказаний. В том числе, бывший начальник УФСИН по Красноярскому краю, который считается одним из самых «пыточных» регионов в стране.

«Полномочий у Общественного совета УФСИН не так уж и много, и мне, как его члену, даже не удалось посетить ни одного пыточного учреждения, хотя мы считали, что нас туда должны направлять в первую очередь, чтобы показать, что там происходит и насколько объективно разбираются в сложившихся конфликтах, — продолжает Ева Меркачева. — Как и любой другой общественный совет, этот выступает в качестве связующего звена между обществом и системой: мы должны были помогать им слышать друг друга, ведь обычно они разговаривают на разных языках.

Мы от имени совета рассказывали о проблемах, которые есть в системе. В том числе о проблемах сотрудников. Например, там низкие зарплаты, тяжелые условиях работы, этот труд не престижен и в некоторых учреждениях системы исполнения наказаний некомплект доходит до 50%. Многие сотрудники стали массово увольняться после обнародования дел о пытках. И мы просили Федеральную службу повысить зарплаты сотрудников, а также повысить критерии отбора туда персонала. То есть, предлагали установить обязательное высшее образование, что снизит вероятность попадания туда садистов или людей с проблемами поведения.

И, конечно, мы много внимания уделяли проблемам заключенных. Так, когда ввели в действие закон о том, что каждый осужденный может один раз написать заявление о его переводе в место отбывания наказания ближе к дому, я получала много писем — и всем разъясняла, как это осуществить. Много внимания мы уделяли проблеме осужденных педофилов, разъясняли, почему их невозможно вылечить в принципе, и какая за ними должна быть система надзора.

Еву Меркачеву исключили из состава общественного совета ФСИН

Правозащитники проверяют кировскую колонию. Фото: УФСИН

Важным, но так и не решенным остался вопрос о введении принудительных работ для заключенных: мы пытались объяснить, почему нужно больше строительных центров, а не колоний. Конечно, мы получали много необоснованных претензий к системе. Но, с другой стороны, было столько справедливых! И мы их передавали и предлагали меры и пути решения проблем. Я выступала с несколькими инициативами: например, с инициативой вернуть в каждый СИЗО йогу и открыть везде бесплатные спортзалы, чтобы людям разрешали заниматься спортом. Для тяжелых рецидивистов, людей, совершивших убийства с особой жестокостью я, по примеру скандинавских стран, предлагала ввести обязательные курсы по снижению агрессии. Увы, нас слушали, но по факту ничего не меняли.

Еще я предлагала составить список литературы (с криминологами, психологами, педагогами, правозащитниками), за каждую прочитанную книжку из которого заключенные получали преференции, а тех, кто прочтет все, награждали бы условно-досрочным освобождением. Это, кстати, бразильский эксперимент, который продолжается, и он очень успешный».

Состав нового совета утвержден сроком на 5 лет.

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.