Депутат Борис Вишневский рассказал о беспределе на выборах в Петербурге

Петербургский «яблочник» Борис Вишневский — один из немногих региональных депутатов, узнаваемых на федеральном уровне. На минувших выборах он баллотировался и в родное Заксобрание, и в Госдуму. В федеральные депутаты не прошел, оказавшись в одномандатном округе №216 на втором месте после чиновника из Смольного, в городское собрание по партспискам попал. Вишневский поговорил с нами о том, что творилось на выборах.

Депутат Борис Вишневский рассказал о беспределе на выборах в Петербурге

Именно Борис Вишневский неизменно ездит по отделам полиции после массовых акций, вызволяя задержанных горожан и требуя соблюдения их прав. Перед выборами в городе появилось целых два лже-Вишневских: кандидатов-спойлеров, которые сменили имя и фамилию, став также Борисами Вишневскими. Что должно было, видимо, запутать избирателей (кандидаты в бюллетенях отличались только отчеством). Но в местный парламент все-таки прошёл изначальный Борис Лазаревич.

— Борис Лазаревич, расскажите про день выборов. Откуда поступали сигналы о нарушениях?

— Я в основном следил за участками округа, от которого шёл в Госдуму (это центр, Василеостровский район и Петроградский), а сигналы о нарушениях поступали отовсюду.

В Центральном районе – это массовое голосование военных, курсантов, каких-то якобы студентов, которые даже не могли сказать точно, где они учатся. Приходили голосовать на участок люди, которые не могли подтвердить, что проживают на этой территории.

В Василеостровском районе – массовое надомное голосование, которое проходило какими-то нереальными темпами — хотя на одного человека фактически уходит порядка пятнадцати минут.

Петроградский район, как обычно, отметился «каруселями» и фальсификациями. И ещё нюанс — сейф-пакеты скрепляют ленты с номером, которая очень легко снимается. Можно её убрать, заменить бюллетени и скрепить другой лентой с другим номером – будет почти незаметно. Видеотрансляций на участках часто не было, а там, где были – камеры могли смотреть в сторону или показывали чёрный экран. На участки приходили «спортсмены» и мешали работать независимым наблюдателям и членам комиссий. Членов комиссий увозили в полицию, хотя это незаконно. Члена УИКа могут отстранить по суду, но удалять с участка не имеют права.

— Вы ездили в отделение, когда были задержания независимых членов комиссий, что вы там застали?

— Да, ездил в два отдела полиции, №18 и ещё один, точно не помню номер.

— Были новости про №35.

— Может быть. Я говорил полиции, что они не имеют права удалять с участков членов комиссий, что это грубейшее нарушение. Мне отвечали: да-да, сейчас отпустим, десять минут. На людей не составляли никаких протоколов, просто увозили даже без формального повода, продержали какое-то время и отпустили. За то время, что их не было, можно было организовать фальсификации.

Полицию обычно вызывает председатель комиссии – когда независимые члены или наблюдатели требуют соблюдения процедуры. Председатель звонит в полицию и говорит, что комиссии якобы мешают работать.

— Расскажите про нападение на вас. (В понедельник, 20 сентября, Борис Вишневский шёл в администрацию Центрального района, чтобы подать жалобы на нарушения в ходе выборов. Ему позвонили с незнакомого номера, молодой человек представился корреспондентом «Фонтанки» и попросил дать ему комментарий у здания. Подойдя к месту встречи, Вишневский увидел пятерых молодых людей, они отобрали у него жалобы и посоветовали «ехать домой, в администрацию все равно сегодня не пройдете» — прим. «МК»).

— Меня не пускали в здание, это были молодые люди, у которых была цель, как говорится, «наехать». Бить меня они не пытались, просто не давали пройти. Не буду же я устраивать драку.

Там рядом стояла женщина-полицейский, я подошёл к ней и объяснил, что происходит, но она ничего не сделала – поэтому я думаю, полиция была в сговоре с теми людьми. В обычной ситуации попробуйте не подчиниться требованиям сотрудника полиции – быстро окажетесь в автозаке.

В тот момент у меня не получилось попасть в администрацию, но я приехал через несколько часов и спокойно прошёл. Все жалобы в соответствующие инстанции уже написаны.

— Петербург вообще славится нарушениями на выборах, как вы считаете, что-то меняется со временем?

— С каждым разом все хуже. Но главное, что меня огорчает – это низкая явка. Понимаете, при явке в 35% админресурс может существенно повлиять на итоги, а если бы была явка 75% — уже нет, невозможно столько вбросить и сфальсифицировать.

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *