Арестованный ректор «Шанинки» Зуев описал свое задержание

Задержание ректора Московской высшей школы социальных и экономических наук («Шанинки»), профессора Сергея Зуева взорвало образовательную среду. А помещение ректора за решётку до приговора — это новая веха в российской следственно-криминальной истории. Каково приходится Зуеву в ИВС на Петровке 38 — выяснила наш обозреватель, посетив его в качестве члена ОНК Москвы. 

Арестованный ректор «Шанинки» Зуев описал свое задержание

СЕРГЕЙ ЗУЕВ.

«Я не счел возможным следователю отказать», — так слегка иронизирует Зуев, рассказывая о своем задержании. Получается, абсолютно любой педагог может попасть в изолятор по подозрению в экономическом преступлении. Ничего подобного раньше не было… 

Во время последней проверки ОНК были зафиксированы факты весьма неприятные: арестантам не выдавали достаточно воды, не выводили на прогулки, подсаживали к «первоходам»-уголовников (и те их запугивали) — это как раз случай арестованной по тому же делу, что и Зуев, экс-замминистра просвещения Марины Раковой.

На этот раз увиденное приятно удивило, поскольку практически все нарушения были исправлены. Вода была в каждой камере (ее выдали, различную по кувшинам), арестанты рассказали, что дышали свежим воздухом в прогулочном дворике, и явных странных «симбиозов» в камерах мы не заметили.  Отличный пример тому, как ОНК может быстро исправить ситуацию просто тем, что предаст нарушения огласке. 

Из 46 «сидельцев» половина — люди весьма приличные, без криминального прошлого, попавшие за решетку по «экономике». Удивительно было увидеть девушку, которая только на днях стала совершеннолетней. В СИЗО № 6 она ежедневно занималась в учебном классе по школьной программе. Так вот, волею следователя обучение было прервано, ее привезли в ИВС на Петровку на следственные действия (хотя закон говорит, что делать этого нельзя). Девушка за неделю следователя видела один раз, переживает, что теперь она отстает от школьной программы. 

Условия содержания экс-заместителя министра просвещения Марины Раковой, если так можно выразиться, пришли в норму. Женщина рассказал, что побывала на прогулке, и, хоть неба в прогулочном дворике не видно, свежий воздух там есть.

Все необходимое у Раковой имеется, кроме книг. Библиотека в ИВС скудная и специфичная, состоит в основном из любовных романов и плохих детективов. Но зато в камере оказался томик Ахматовой – его чиновница и читает.  

Чувствует себя Ракова намного лучше. Ее сокамерницей является подозреваемая в краже. Женщина перепугана, Ракова ей поддерживает морально и оказывают юридическую помощь. «Мне придает сил осознание, что многие достойные люди прошли через тюрьму», — сказала она. 

Оптимизма у экс-министра, однако, не прибавилось. Ракова вспомнила про исследование, которое читала накануне ареста. В нем говорится о цикличности развития государства и общества, так вот следовало, что 2021 год якобы такой же, как 1937-й. Но сравнение с тяжелыми временами мы слышали от половины арестантов. 

— Почитайте Скотта «Против зерна», — ректора Шанинки Зуев показывает книгу, которая лежит у него на кровати. — Мне повезло. Я ее с собой взял в больницу, и вот так с ней оказался тут. Очень хорошая литература, глубинная история древнейших государств.  

Видеть профессуру в ИВС необычно, но Зуев держится вполне бодро. Рассказывает, что за последнюю неделю трижды перенес гипертонический криз (видимо, и на фоне стресса), так что пришел в больницу с надеждой полечиться.

— Это та самая клиника, где меня уже лечили в 2019 году, — говорит он. —  Там все о моем здоровье знают. Но я получил повестку. Честно явился. Все было культурно, не сомневайтесь.  Следователь предложил посидеть, я не счел возможным ему отказать.

Зуев в одной из лучших камер ИВС — в ней два окна. Его соседями стали двое мужчин, один молодой, накачанный, подозреваемый в мошенничестве, и пожилой мужчина, задержанный по 111 статье УК. Судя по всему, соседи нашли общий язык. Единственное: молодому арестанту не очень нравится, что Зуев курит. Профессор обещает, как только все закончится, бросить вредную привычку.  

Зуев уже провел в ИВС две ночи (привезли его позавчера в 1.00). Пока лекарственные препараты у него есть, выдают ему их каждое утро. Надеется он, что ему будут регулярно измерять давление, чтобы контролировать ситуацию.

— Психолог не требуется, питание достаточное, — говорит профессор.

Про питание — на завтра выдали маленький пластиковый контейнер манной каши, кусочек хлеба и чай. Не шикарно, но и с голода совсем не умрешь. Арестанты говорят, что обеды и ужины несколько сытнее. 

Коллеги Зуева из раза в раз повторяют вопрос — зачем его нужно было помещать в ИВС? Член СПЧ, заведующий кафедрой МГУ им. М.В. Ломоносова, академик РАО Александр Асмолов считает, что свою роль сыграло отношение определенных кругов к Шанинкк. По его словам, царящая там атмосфера, блестящее качество образование способствует  развитию критического мышления. А это вызывает негодование тех, кто мечтает, чтобы наша страна была закрытой. 

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *