Надежда Бабкина и Леонид Якубович вспомнили о хобби экс-мэра Москвы

Душевным мероприятием в Дня города стал субботник в парке «Коломенское». Каждый желающий мог посадить яблоню или грушу в возрождаемые фруктовые сады. Начало этой традиции пять лет назад положил экс-мэр Москвы Юрий Лужков, которому тогда исполнялось 80 лет, а сейчас субботник организован уже к его 85-летию — в память о человеке-легенде. Те, кто пришел в Коломенское 11 сентября, не только посадили деревья, но и воссоздали лучшие черты Москвы лужковской эпохи.

Надежда Бабкина и Леонид Якубович вспомнили о хобби экс-мэра Москвы

Яблочный и грушевый сады возрождают около входа в «Коломенское» с улицы Новинки, недалеко от ярмарки меда. Юрий Михайлович, который, как известно, мед любил, пчеловодство поощрял, эту самую ярмарку когда-то и учредил. Да и место для того субботника 2016 года наверняка (хоть и по согласованию с музеем-заповедником — приказывать тогда уже не мог) выбирал сам. Так что субботник по праву стал традицией и данью памяти.

Сейчас организует его мемориальный Фонд сохранения наследия Юрия Лужкова, возглавляемый его ближайшими родственниками. 85-летие отметили особым пунктом программы: посреди молодого сада (квартал пятилетних посадок и вокруг него новенькие, сегодняшние «крылья» из яблонь и груш) открыли памятный камень авторства Салавата Щербакова. Очень стильный камень получился, кстати говоря. В прямом смысле, скромный, но с большим вкусом.

— Точно так же, как этот камень — природный, он соответствует фигуре Юрия Лужкова, — автор памятника был немногословен. Похоже, вовсе не ожидал, что его попросят сказать что-то на публику. Но главная формулировка все равно вертелась на языке у всех выступавших на открытии камня: «народный мэр». Можно спорить о достоинствах и недостатках Юрия Лужкова, но его органичность, то, что он был плоть от плоти Москвы своего времени не отметить невозможно.

Вот и субботник его памяти стал своего рода окном в лужковскую Москву из 2021-го.

…На территорию «Коломенского» проходишь через обязательные ныне рамки металлоискателей. Место субботника огорожено традиционными полицейскими металлическими загородками. Но шагни в сторону — и открывается пробел как раз в ширину человека: проходи на здоровье.

— Мы все обеспечили — несется из репродуктора бодрый голос ведущего. — Саженцы, лопаты, ведра. Вот только за водой, уж извините, придется сходить, потрудиться!

Сажают довольно приличные уже, до двух метров в высоту, деревца в заранее вырытые лунки с шагом метра в два. Все по науке и в то же время — чтобы было зрелищно. Работы не так уж много: полил — поставил деревце в лунку — присыпал землей из кучки рядом и чуть утрамбовал — подвязал к заранее заготовленному шесту-подпорке. И снова полил. Но веселья — не хуже, чем в парке аттракционов.

Люди здесь самого разного возраста, но преобладают, скажем так, те, кто был при Лужкове-мэре взрослым и в силе. Лет от 45 и до его ровесников. Интересная аберрация сознания: когда Юрия Михайловича не стало, казалось, ему было очень много лет (все потому, конечно, что публичной персоной он к тому моменту уже 8 лет как не был). Сейчас вдумываешься в цифры, смотришь на бодрых и веселых людей его же возраста, со смехом орудующих лопатами: да молодой же, думаешь, совсем был! 85 в нынешние времена — вообще не возраст.

А самое-то необычное: идешь посреди этой кипящей работы, и вдруг — знакомые лица. Михаил Шмаков, глава Федерации профсоюзов и, между прочим, член Госсовета. Чуть дальше — в обнимку с саженцем Леонид Якубович. Он, правда, как и народная артистка Надежда Бабкина, не столько сажал, сколько фотографировался со знакомыми и просто желающими на память: тоже, между прочим, труд.

Ходишь по молодому саду, как будто попал в соцреалистическую картину (был такой при позднем Сталине госпроект — «Украсим Родину садами», в его рамках и полотна писали). И думаешь — почему так странно? А потом понимаешь: охраны нет! Юрию Лужкову довелось быть мэром в те времена, когда теракты в Москве случались (увы), а вот антитеррористического «театра безопасности» еще не до конца придумали. Поэтому и его самого обычный человек мог увидеть на минимальном расстоянии — на том же субботнике или на открытии очередного объекта.

В начале сада шатров — веселая толпа, в которой стоять не меньше получаса, но народ смеется и шутит. Раздают подарки: холщовые кепки фирменного лужковского покроя с эмблемой субботника. Почти все получившие эти кепки сразу их надевают, включая, например, все того же Михаила Шмакова. «Великолепная самоирония, с которой он шутил в том числе и над собой, над своим образом — это то, за что мы всегда любили и любим Юрия Михайловича, — открывая памятный камень, сказала Надежда Бабкина. — Хорошо, что теперь наши дети и внуки будут гулять по этим садам и вспоминать нас. И нашего любимого народного мэра».

Из репродукторов все время играла музыка. И вот что любопытно: пока играли советские марши, люди воспринимали их просто как аккомпанемент к работе, инструмент для задания ритма. Но стоило включить песни шестидесятых и семидесятых — «Где-то на белом свете…», «Мы поедем, мы помчимся…» — как люди не только развеселились, но и пустились в пляс. Это оказалось родным и долгожданным. И только сейчас, окунувшись на час в те времена, ощущаешь, как сильно Москва ушла от эпохи Юрия Лужкова (хотя правильно было сказано, что он во многом начал политику, приведшую наш город к статусу мирового мегаполиса)… Понимаешь, что вместе с советскими временами эта эпоха целиком относится к двадцатому столетию. Со всеми его минусами — но и со всеми многочисленными плюсами.

Кстати, очень правильно, что для такого погружающего в недалекое, но уже прошлое мероприятия выбрано именно «Коломенское». Именно здесь, если верить легендам, имеется своего рода «портал во времени»: пройдя ночью между Девьим и Гусевым камнями в Голосовом овраге, можно попасть в прошлое. Но это уже совсем другая история…

Источник: www.mk.ru

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *