Историки напомнили о польском происхождении слова «Украина»

Белоруссия 17 сентября впервые празднует недавно учрежденный День народного единства. Именно в этот день 1939 года Красная армия начала поход за освобождение Западной Украины и Западной Белоруссии. Польшу новый белорусский праздник сильно разозлил. Между тем в Варшаве умышленно не говорят о том, что предшествовало освободительному походу Красной армии и что Польша несколько лет была военным союзником Гитлера.

Историки напомнили о польском происхождении слова «Украина»

Вот как оценила реакцию Варшавы на новый белорусский праздник профессор МГИМО Елена Пономарева: «Закономерной оказалась реакция Варшавы, которая просто исходит в злобном исступлении — ещё бы, пришлось вернуть награбленное».

По словам профессора, 17 сентября 1939 начался польский поход Красной армии, по итогам которого, в частности, Западная Белоруссия была присоединена к Белорусской ССР. «Этот день — акт исторической справедливости в отношении белорусского народа, разделенного в 1921 по условиям позорного Рижского мирного договора», — подытожила Елена Пономарева.

Напомним: 1 сентября 1939 года фашистская Германия напала на Польшу, начав тем самым Вторую мировую войну. К середине сентября основные силы польской армии были разгромлены, польского государства уже не было. 17 сентября войска СССР перешли польскую границу.

О том, что предшествовало событиям сентября 1939 года, напомнило электронное издание «Армейский стандарт».

Дело в том, что еще за год тех событий, в 1938 году, между фашистским Третьим рейхом и Польшей царили мир и согласие. Польша была союзником Гитлера и даже поучаствовала в разделе немцами Чехословакии, отхватив Тешинскую область.

Варшава мечтала о восстановлении Речи Посполитой «от моря до моря», включая земли Польши, Украины, Белоруссии и Литвы, а также частично России, Латвии, Молдавии, Эстонии и Словакии. И надеялась на помощь Германии в реализации этих планов.

Вскоре после аншлюса Австрии Германией Варшава потребовала от Литвы де-юре закрепить за Польшей ранее захваченную ею Виленскую область, а в случае отказа угрожала применить силу. За Литву вступился… Советский Союз. Москва предупредила Варшаву, что, если она начнет войну с Литвой, будет расторгнут польско-советский пакт о ненападении. Литва была спасена.

После раздела Чехословакии Польша осмелела. У нее появился сильный покровитель — Гитлер. В то время, пишет издание, он рассматривал Польшу как союзницу в завоевании «жизненного пространства» на Востоке и покупал ее дружбу благосклонным разрешением на оккупацию Литвы (кроме Мемельской области) и Тешинской области Чехии. В рамках этой «дружбы» ей была обещана и Украина.

5 января 1939 года Гитлер принял в своей резиденции Берхтесгаден министра иностранных дел Польши Юзефа Бека. Фюрер заявил, что Третий рейх потерял интерес к украинскому вопросу. Запись об этой встрече оставил посланник 1-го класса Пауль Шмидт — глава секретариата МИД, личный переводчик и стенографист-хронограф Гитлера.

Бек уточнил, что «Украина» — это польское слово, означает «восточные пограничные земли». «Этим словом поляки вот уже на протяжении десятилетий обозначали земли, расположенные к востоку от их территории, вдоль Днепра», — сказал он.

Позже Бек встретился Риббентропом. Глава германского МИДа подчеркнул, что в ходе общего доброжелательного урегулирования всех проблем между Польшей и Германией Берлин будет исходить из того, чтобы рассматривать украинский вопрос как привилегию Польши и во всех отношениях поддерживать Польшу при обсуждении этого вопроса. Взамен он потребовал от Польши занять еще более отчетливую антирусскую позицию.

Риббентроп поинтересовался у Бека, отказалась ли Польша от честолюбивых устремлений маршала Пилсудского в отношении Украины. Поляк, смеясь, ответил, что они уже побывали в Киеве и что подобные замыслы, без сомнения, живы и сегодня.

Все изменилось в отношениях Берлина и Варшавы в начале 1939 года. Гитлер поменял свое отношение к растущим аппетитам польского маршала Эдварда Рыдз-Смиглы — реального лидера Польши. Фюрер заподозрил, что из союзника по разделу стран Восточной Европы маршал легко может превратиться во врага и ударить в спину, когда вермахт двинет свои танки на Запад.

Советник бюро МИД Третьего рейха, оберштурмбанфюрер СС Петер Кляйст (Peter Kleist) 13 марта 1939 года заявил, что развитие событий в Польше приняло совершенно нежелательные с точки зрения берлинской политики формы.

В Третьем рейхе пришли к мнению, что в реализации планов «Дранг нах Остен» Польша должна быть вначале территориально разделена с отделением областей, принадлежавших ранее Германии, и образованием западноукраинского государства под германским протекторатом.

Начальник штаба верховного главнокомандования Германии Вильгельм Кейтель 3 апреля 1939 года подписал распоряжение, в котором от имени фюрера указал, что подготовка вооруженных сил должна проводиться таким образом, чтобы осуществление плана «Вейс» (план захвата Польши) «было возможно в любое время, начиная с 1 сентября 1939 года».

27 апреля 1939 года гитлеровская Германия денонсировала Польско-германский пакт о ненападении от 1934 года. Варшава в своей внешней политике заигрывания с Германией не учла одного: Шерханы не нуждаются в Табаки.

В этих условиях Москва 23 августа подписала Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом.

Издание напоминает, что вместе с германскими частями границу Польши 1 сентября пересекла и словацкая полевая армия «Бернолак» под командованием генерала Фердинанда Чатлоша. Она состояла из трех дивизий общей численностью около 50 тыс. военнослужащих.

Части рабоче-крестьянской Красной армии зашли на территорию Западной Белоруссии и Западной Украины 17 сентября, когда польское государство уже не существовало.

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *