Арина Шарапова рассказала о будущем «постковидной» журналистики

Арина Шарапова известна не только как тележурналист и общественный деятель. Ее главное детище сегодня – Школа Арины Шараповой, где, в числе прочего, готовят будущих журналистов. Недавно Школа стала соавтором исследования на тему «Реанимация «четвертой власти» или что ждет журналистику в постковидный период». Ковид и бурное развитие цифры виноваты, что делать? Исследовали предложили и пути выхода из кризиса.

Арина Шарапова рассказала о будущем «постковидной» журналистики

   Исследование при поддержке Союза Журналистов России проводила группа коллег, куда, наряду с Ариной Шараповой, вошли профессор Павел Селезнев (Финансовый университет при Правительстве России) и пресс-секретарь Валдайского клуба Ольга Голованова. Работа опиралась на международные исследования, ведь проблема потери доверия к профессиональным СМИ и вытеснения их из новостного пространства блогерами, соцсетями и так называемыми «народными журналистами» глобальна.

  Так, в 2020 г. новости и репортажи о коронавирусе, опубликованные в СМИ, фигурировали в тройке наименее надежных источников. В США определили это явление как «информационное банкротство». 68% россиян считают, что газеты и журналы распространяют ложную информацию. Это не предел: в европейских странах (Венгрия, Сербия) уровень недоверия к СМИ еще выше. Только треть французов доверяет информации, транслируемой теле- и радиоресурсами. Зато люди с легкостью заглатывают любую дичь и верят в нее, по соцсетям и мессенджерам то и дело гуляют фейки. И не беда, наверное, если это обычные «страшилки». Но, когда ложная информация касается, например, лечения от коронавируса, фейки по-настоящему опасны.

  Прокомментировать ситуацию с «информационным банкротством» СМИ и рецепты, как его избежать, «МК» попросил Арину Шарапову.

— Арина, один из пунктов, предложенных вами и другими исследователями – авторский подход к журналистике, обозначение личной позиции. Помню, как нас учили наоборот: вас должно быть по-минимуму, важна информация…

— В идеале, конечно, должен быть авторский подход. Но! Не всякий журналист может освещать гражданскую позицию. Есть суперпрофессионалы, которые умеют и должны это делать. Я очень хорошо помню, что на заре рождения новой России в программах на ТВ существовали аналитики. И они формировались, в том числе, из журналистов. Далеко не каждый журналист способен быть аналитиком. Далеко не каждый может интерпретировать.

— В редакции воспитываем такие кадры и стараемся не проглядеть?

— Именно! Острый глаз главного редактора обязан вычленять тех журналистов, которые могут это делать. Которые могут позволить себе какие-то комментарии в разных ситуациях. От военной – до такой страшной пандемийной, например.

— Объединение с блогерами, интеграция в соцсети – как это возможно? Блогерство настолько разношерстное, есть как очень хорошие авторы, так и просто безграмотные.

— Я бы отнесла это тоже к делу главных редакторов и редколлегии. Да и профессиональных журналистов тоже. Чтобы они обращали внимание на интересных блогеров и сами бы выбирали себе поддержку, помощников. И тех, кто информацию проверяет. Не все же блогеры такие бессмысленные.

Вот мы в Школе воспитываем таких ребят, которые будут работать на Москву. Они хотят работать, они перепроверяют информацию, мы им даем задания. Была же информация, что факультет Тик-тока появился где-то (инициатива частной бизнес-школы из Томска, ранее такой факультет открыли в Украине — Авт.) Пришло время делать не только специализированную журналистику, такую как медицинская, например. Но и факультеты блогеров, факультеты соцсетей… Иначе время уйдет впустую, не догоним.

— Народная журналистика и фейк-новости – как бороться с лавиной непроверенных фактов? Иногда же люди охотно ведутся на дикие совершенно «новости» с шуточных сайтов и начинают их репостить, серьезно обсуждать…

— Отрегулировать это очень просто. Вот на ТВ существует значок 18+ — так и тут должен появиться значок Fake.

— А кто будет маркировать?

— Да, другое дело, кто его будет ставить. Я так думаю, что экспертами тоже должны быть опытные журналисты, который способны отличить зерна от плевел на информационном поле. И опять же, это все может на главных редакторов ложиться!

— Как-то главным очень прибавится работы…

— Да, а как еще. Не будем же привлекать для этой задачи властные структуры, до такого не должно дойти. Все должно решиться на местах. Побережем государство – не будем нагружать на него столько забот. Красиво я сказала?

— Несомненно. В нулевых много говорили о мультимедийном пространстве, мол, человек смотрит ТВ и у него в уголочке панель с разной информацией от СМИ, он отбирает то, что нравится. Но потом человек перестал смотреть телевизор и начал смотреть в смартфон.

— Как раз здесь все понятно. У всех теперь есть сайты. И, как мне известно, в «МК» эта работа ведется достаточно серьезно. Вы уже на 5 месте среди всех конкурентов по стране, как я знаю. Вот, вы же смогли, Павел Николаевич Гусев смог. Значит, и другие должны подтягиваться. И у вас там на сайте сделаны нишевые каналы: авто, для женщин, образование, охота и другие. Они пользуются очень большой продажной силой. И это круто, когда так происходит. На ТВ ведь давно уже используется такая информационная специализация.

— По поводу цифровых помощников журналиста – согласна с вами совершенно. Нет журналистских поисковиков с релевантной выборкой новостей. Нет во многих смартфонах устройств для записи телефона, а звонки через мессенджеры вообще нигде не записываются. Наконец, когда же изобретут считку с голоса, это же сколько времени у пишущих освободится!

— Да! Да-да. Вот все это необходимо. Уверена, что кто-нибудь будет читать это и, может быть, где-то екнет. В Сколково… И считывающее корректно устройство с голоса – это вообще мечта. Тогда журналистика будет еще более быстрой, такой же, как наше время сегодня.

— Вами в исследовании была затронута еще и такая тема как образ, имидж нашей страны в информационном мировом поле. У нас журналисты этим не занимаются обычно.

— Да, безусловно, это важная тема. Вот на примере Китая мы понимаем, что работать даже от государственных СМИ на зарубежную аудиторию официально – можно. Другое дело, не знаю, пустят ли нас, ведь кругом санкции. Надо было раньше об этом думать. Но все же я думаю, что это возможно. Наша журналистика должна экспортироваться. Сейчас молодые журналисты уже почти поголовно знают английский, на других языках хорошо общаются. Я уверена, что это все впереди, это наше будущее. Но готовить к нему нужно уже сейчас. Размышлять стратегически, смена поколений ведь быстро происходит.

— Как вы считаете, думают ли в университетах о создании на журфаках новых компетенций, специальностей и направлений?

— Я не очень хорошо знаю, что они там сейчас преподают. Но знаю, что оттуда выходят не очень хорошо подготовленные кадры. Да что миндальничать – выходят профнепригодные молодые кадры, зачастую. Какая-то часть их, не все, конечно. Поэтому, да. Университетам и факультетам журналистики надо обновляться, пора всерьез думать о будущем.

Источник: www.mk.ru

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *